Первое поколение детей, выросших после распада СССР | 15 Фото


В августе 1991 года танки выехали на центральные улицы Москвы. Первой же реакцией моей мамы была тревога и страх, она тут же вспомнила о счетах большевистской революции, о которых она когда-то читала. «Это страшно!» — сказала она мне, 7-летней девочке, только начавшей учиться в начальной школе. Но переворот не удался, как было объявлено через несколько дней.


Семья Натальи Васильевой слушает речь Горбачева об отставке, 1991 год.

Для моих родителей мир идеологии холодной войны и повсеместного контроля правительства скоро растворился в социальных потрясениях, нищете и насилии. Но также появились новые политические свободы и, в конце концов, новые возможности. Такова была постсоветская Россия, в которой выросло мое поколение.


В первые годы правления Ельцина волна преступности захватила Москву. Те сцены из фильма «Однажды в Америке», которые мы с братом смотрели на пиратской видеокассете, мало чем отличались от происходящего в то время на улице. Угол буквально в квартале от нашего дома стал излюбленным местом сборищ всяких шаек и братков. Всю ночь раздавались громкие хлопки — иногда это был глушитель старого автомобиля, но чаще выстрелы из пистолетов.


Наталья с братом через несколько месяцев после распада СССР.


Наталья с бабушкой, 1992 год.


Двое мужчин продают одежду и обувь в киоске.


Московские школьники продают пепси-колу в бутылках мотоциклистам, май 1992 года.


Рынок в Москве, 1992 год.

Родители как могли уберегали меня от экономической ситуации в стране, однако я хорошо помню очереди в магазинах, дешевых пластиковых кукол на дни рождения, помню, как моя мама обрадовалась, когда ей подарили упаковку сахара в кубиках.


Через четыре года после распада СССР — Наталья и ее отец голосуют в ходе парламентских выборов, декабрь 1995 года.


Сотни молодых людей ждут, когда откроет свои двери магазин Levi Strauss and Co, февраль 1993 года.


Наталья с дедушкой и братом в Пушкино, 1995 год.


Стадион «Лужники», 1996 год.


1997 год.


Наталья с другом у витрины детского магазина в центре Москвы в 1997 году.


В последующие после распада СССР годы в Москве стали появляться торговые центры.


Июнь 1997 года.