Фильм недели: «Большая игра» | Фото Видео

Джессика Честейн — принцесса покера, Дженнифер Лоуренс — русская шпионка и другие сюжеты уикенда․

Выбор ArmStyle — уверенный режиссерский дебют самого узнаваемого сценариста Голливуда, а также еще одна премьера, самый многообещающий трейлер и тематическая рекомендация недели.
Молли Блум (Джессика Честейн) была блестящей студенткой и подававшей большие надежды лыжницей, но нелепая случайность оборвала ее спортивную карьеру, а непростые отношения с отцом (Кевин Костнер) подтолкнули к непредвиденной славе «принцессы покера». Организованные ею игры привлекали звезд кино (списанный с Тоби Магуайра Майкл Сера) и бандитов, заработали ей миллионы долларов и массу дурных привычек — и, наконец, сделали Молли мишенью ФБР.

Пересказ невероятной, но реальной истории про азарт, адвокатов, мафию и принципы, где блещут интеллектом и разжигают костры амбиций, представляют прославленных атлетов и упоминают голливудских знаменитостей, — материал, авторскому почерку Аарона Соркина подходящий более или менее идеально. Нюанс «Большой игры» в том, что сценарист «Социальной сети» и «Стива Джобса» значительно поднял ставки, впервые за три декады самостоятельно экранизировав собственный текст.

К чести Соркина, предел своих режиссерских возможностей он понимает и маскирует со свойственным ему в смежных сферах блеском: сначала его пулеметные диалоги сопровождаются маниакальным, а-ля «Игра на понижение», монтажом, а когда дело приобретает серьезный оборот, фильм начинает передвигаться эффектными прыжками: от объяснения правил покера к знакомству с феерическим идиотом №1, от вспышки насилия к большому драматическому монологу Идриса Эльбы (который тут дает такого Пачино, что Де Ниро обзавидовался бы).

Как и положено автору его калибра, в какой-то момент Соркин неизбежно начинает повторяться (появлением феерического идиота №2, драматическим монологом послабее предыдущего, коронными оборотами, знакомыми со времен «Западного крыла» и «Нескольких хороших парней»), но в целом сохраняет самообладание, избегая фирменных разговоров на ходу или совсем уж сбивающих дыхание спичей и предпочитая им остроумные детали (жены братков, история Мэка Робинсона, шутка про Канаду).
К тому же Соркину отчаянно повезло с рупором — титанической Честейн, которая удерживает внимание зрителя и словом, и делом, и выдающимися, один смелее другого, нарядами. У нее нет таких запоминающихся сольных выходов, как у Эльбы, но ее невозмутимый перформанс возвышается над «Большой игрой» форменным колоссом, с высоты которого очевидные параллели кажутся тоньше, банальные выводы — умнее, а 140 минут пролетают как олимпиец по горнолыжной трассе. 8/10